Шокирующие истории.Как исполняли смертный приговор в СССР?

 

В бывшем СССР тема исполнения смертных приговоров была закрытой. Непосредственные же участники этого процесса давали “подписку о неразглашении”. Но сегодня того государства и органов, которым они давали подписку, нет. И человек более двух с половиной лет, приводивший в исполнение смертные приговоры в Азербайджане, бывший начальник учреждения УА-38/1 УИТУ МВД Аз ССР Халид Махмудович Юнусов рассказывает.

Обычно из Верховного суда нас заранее предупреждали о таких заключенных, к нам они поступали только после вынесения им смертных приговоров. Это сейчас на каждого заключенного наручники одевают, а тогда только на приговоренного к смертной казни.

Я как начальник тюрьмы был обязан его принять, предложить написать прошение о помиловании, если же он считает приговор необоснованным, мы — я и другой сотрудник, который в тот момент оказывался рядом, составляли акт об отказе осужденного написать прошение о помиловании, которое отправляли так же, как и заявления с просьбой о помиловании, прокурору по надзору в прокуратору республики.

К приговоренным к смертной казни родственники допускались?

Только с разрешения председателя Верховного суда.

Случалось ли за годы вашей работы, чтобы смертник умер до исполнения приговора?

У меня за неполные три года был всего один такой случай. По делам “мейве-теревез”, например, по пятьдесят человек сажали. По этому делу был и приговоренный к расстрелу. Но у него обнаружилcя рак горла, от чего он и умер.

Как часто выносили решения о помиловании?

Таких случаев было два. Например, помню, помиловали молодого парня из Белокан, он одного убил, а другого тяжело ранил. Дело было так, пришел он только из армии, двадцать один год, работал трактористом. Пашет землю, подъезжает к нему то ли главный инженер, то ли еще кто из начальства: “Чего ты не так вспахал …”, и заругался на него матом. Парень схватил монтировку и разможжил ею череп, ранил его шофера, поспешившего на помощь, тот получил тяжкие телесные повреждения. Он не стал писать прошение о помиловании, заявив: “Виноват — пускай расстреливают.

Я позвонил прокурору по надзору, который, увидев его, решил, что парень должен использовать свой шанс. “Отсидит пятнадцать лет, — сказал он мне, — в тридцать шесть выйдет, молодой еще будет”.

По телевидению показывали, как человек проходит в специально отведенную комнату, встает спиной к двери, на которой открывается форточка, и ему стреляют в затылок.

 

У нас было не так.

У нас убивали очень жестоким способом. Сама процедура была не отработана. Я даже по этому вопросу обращался к министру МВД. Он обещал направить меня в Ленинград, где была другая система, но его убили. Делалось это так и до меня, и мне тоже, как говорится, по наследству передали.
Происходило все ночью, после двенадцати часов.

Обязательно должны были присутствовать начальник тюрьмы, прокурор по надзору — может, мы какого-нибудь подставного расстреляем, а преступника отпустим за миллионы. Кроме тех, кого я назвал, при исполнении приговора должны были присутствовать врач — начальник медицинской экспертизы, который констатировал факт смерти, и представитель информационного центра, занимавшегося учетом.

Забирая осужденного на исполнение приговора, мы не объявляли ему, куда ведем.

Говорили лишь, что его прошение о помиловании указом президиума Верховного совета отклонено. Я видел человека, который в тот момент поседел на глазах. Так что, какой бы внутренней силы человек ни был, в тот момент ему не говорили, куда в едут. Обычно: “Иди в кабинет”. Но они понимали, зачем. Начинали кричать: “Братья!.. Прощайте!.. “. Жуткий момент, когда открываешь дверь того кабинета и человек стоит, не проходит…
“Кабинет” небольшой, примерно три метра на три, стены из резины.
Когда человека туда заводят, он уже все понимает.

Кабинет закрыт, наглухо, только маленькая форточка.

Говорят, даже когда барана связывают, он понимает зачем, даже слезы на глазах бывают. Люди реагировали в тот момент по-разному.
Бесхарактерные, безвольные сразу же падали.

Нередко умирали до исполнения приговора от разрыва сердца. Были и такие, которые сопротивлялись — приходилось сбивать с ног, скручивать руки, наручники одевать.

Выстрел осуществлялся револьвером системы “Наган” почти в упор в левую затылочную часть головы в области левого уха, так как там расположены жизненно важные органы.
Человек сразу же отключается.

В вашей практике было, чтобы человек в тот момент уклонялся от пули?

Нет, нас же было двое или трое. И потом надо же умеючи стрелять, чтобы он сразу умер.

Также предлагаем вам прочитать статью:В Дании открыли самую комфортную в мире тюрьму.(Для просмотра кликните на данный текст).

Похожие статьи рядом:

 

Добавить комментарий